ЛЬВІВСЬКА РЕГІОНАЛЬНА ОРГАНІЗАЦІЯ НАРОДНОЇ ПАРТІЇ
Четвер, 13.08.2020, 02:20
Меню сайту

Форма входу

Календар новин
«  Лютий 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбНд
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
232425262728

Пошук

Корисні посилання

Статистика

Всього онлайн: 1
Гостей: 1
Користувачів: 0

Головна » 2009 » Лютий » 13 » Владимир Литвин: «Парламент – это оголенный нерв»
Владимир Литвин: «Парламент – это оголенный нерв»
13:59

Интервью Председателя Верховной Рады Украины, Председателя Народной Партии Владимира Литвина журналу «Профиль»

Перед началом новой парламентской сессии спикер Владимир Литвин выступил с заявлением о том, что определение даты предстоящих президентских выборов – первоочередная парламентская задача. Но первая пленарная неделя завершилась, а час «Ч» так и не назван. Почему?


- Всем ясно, что выборы президента, согласно Конституции Украины, состоятся в последнее воскресенье последнего месяца полномочий президента Украины. А так как Виктор Ющенко принял присягу 23 января 2005 года, дата выборов, 17 января 2010-го, очевидна. Да, ее следует утвердить в парламенте, но я обнаружил и сейчас вижу, что особого желания голосовать в зале пока нет – у парламентских сил оказались разные политические планы. А, как мне представляется, выносить этот проект постановления надо тогда, когда его поддержат все, иначе это будет смотреться как продавленное решение. Мы должны его принять, и мы его примем, но это не должно быть в последний момент, то есть за шесть месяцев до начала из избирательной кампании. Да, мы отличаемся тем, что можем, так сказать, 31 декабря принимать все решения – в последний момент все делаем. А ведь еще нужно решить вопрос создания реестра избирателей, а также внести изменения в Закон о выборах президента: скажем, убрать положение о пятистах тысячах подписей – это требование только отнимает силы и средства. 


- Сегодня Вы присутствуете во всех рейтингах возможных кандидатов в президенты. Свое решение баллотироваться или нет тоже примете за 6 месяцев до начала кампании?


- Меня этот вопрос сегодня не интересует. По этому поводу расскажу одну историю. Был очень известный украинский актер, и, поскольку он выпивал, его закрывали дома и забирали верхнюю одежду. И однажды зимой он подобрал ключ, нашел необходимые деньги и в халате и тапочках зимой в мороз все-таки отправился за бутылкой вина. И, выйдя из магазина, встретил не менее маститого деятеля культуры, одетого по сезону, тот его остановил и начал расспрашивать о творческих планах. Актер замерз сильно, только бутылка грела, и ответил: « летом поговорим о творческих планах». Так что о «творческих» планах поговорим попозже.


- А Вас лично что греет нынешней зимой? Есть ли уверенность, что сегодня парламент более-менее дееспособен и может принимать решения при отсутствии арифметического большинства?


- У меня спокойствия нет. Скажу откровенно: я каждый день опасаюсь вбрасывания какого-нибудь документа, который дестабилизирует ситуацию. Ибо сегодня Верховная Рада – это оголенный нерв, любое неосторожное действие провоцирует очень острую реакцию Нужно, чтобы таких реакций и оснований для них было поменьше. 


- Вы говорили, что поддержите досрочные парламентские выборы только тогда, когда в них будут принимать участие непарламентские партии – это синоним слова «никогда» или вы все-таки сожалеете об отсутствии в парламенте кого-то из прежних коллег? 

- Я считаю, что волю людей, избравших парламент из пяти партий и блоков, надо уважать. Если политическая сила выпадает из парламентской обоймы, вернуться практически невозможно. Это я говорю на собственном примере – те, кто сейчас в парламенте, делают все возможное, чтобы больше никого не допустить к парламентской жизни, наступают на ноги, держат за руки – считают, что «лишние» откусывают от них лакомые «куски» электората.


- То есть, вскоре нас ждет европейская двухпартийная система?

- Нет, к будущим выборам это будет система из четырех политических сил. 


- Как Вы прогнозируете эффективность работы парламента на ближайшее полугодие, ведь как раз ровно через пять месяцев будет стартовать избирательная кампания и основным игрокам будет уже не до парламента. Какие из законов вы будете сами лоббировать?

- Как мне представляется, европейское сообщество, будучи разочарованным в происходящем у нас, отложит сотрудничество с Украиной до завершения президентской кампании. На это нам нужно ответить согласованной работой внутри страны. В плане законотворчества это прежде всего решения, имеющие адресный характер. Например, изменения Закона о нотариате. Сейчас, чтобы заверить копию пенсионного удостоверения, людям из села нужно ехать в район к нотариусу, стоять в очереди и платить неподъемные для них суммы. Оформить наследство – то же самое. Люди, которые имеют 25 соток, уже не могут стать на биржу труда – непродуманные законы затрагивают интересы людей. Уже не говорю о системных законах, которые бы оживили внутренний рынок в стране. Я лично буду лоббировать принятие именно таких решений, чтобы люди почувствовали, что их проблемы решаемы. Скажем, на днях встречался с представителями автоперевозчиков: если решить проблемы, которые они ставят, бюджет будет получать значительные поступления. Все автоперевозки надо легализовать и это уже даст колоссальный прирост для страны. Но для этого надо сломать бешеное сопротивление госструктур, которые по сути прикрывают нелегальный бизнес. Вопрос не в транспортном сборе – вопрос стоит значительно шире. Например, мы теряем сегодня рынок международных автоперевозок. Потому что нельзя получить визу: раньше она была на год, сейчас на три месяца, машины стоят, перевозчики других стран забирают заказы на перевалку грузов. Теряют люди, теряет Украина. Что касается транспортного сбора, существует европейское решение – в цену бензина нужно завести 3-5 копеек, сколько точно, нужно подсчитать, транспортного сбора. Человек платил бы эти деньги не так ощутимо, постепенная оплата не била бы по кошельку так, как единомоментная, и была бы социальная справедливость – кто больше ездит, у кого больше по объему двигатель, тот и платит больше. Мы бы таким образом поддержали средний класс. Но при этом нужно учесть, что местные бюджеты уже рассчитаны с учетом транспортного сбора и нужно посмотреть, чем его заменить, иначе ничего не получат школы и больницы. 


- Почему вы не поддержали голосования о недоверии правительству? Ваша фракция считает деятельность Кабмина эффективной? Или, как уже неоднократно говорили политики и СМИ, любой ценой хотите сохранить кресло спикера?


- В отношении голосования, я исхожу из того, что особенно в нынешних условиях Председатель ВР не должен голосовать. Он должен организовать работу парламента и своими действиями не провоцировать депутатов на противостояние. Совершенно очевидно, что наиболее эффективные оценки действий правительства и парламента дает общество, и они не могут быть сплошь положительными. Мы еще не осознали, что ожидает страну. Закончилась газовая война, в активную фазу вступила политическая война внутри украинского правящего класса. Считяю, что сегодня нельзя, чтобы повергнуть политического противника, действовать по принципу – чем хуже, тем лучше. Отставка правительства, что она изменит? Это плюс? Нет, это – минус. Аргументы очевидны. Правительство будет продолжать исполнять обязанности, никакого сотрудничества с ВР не будет, все будут жить по принципу временщика. Поэтому тем, кто считает, что нужно отправить правительство в отставку, нужно сначала попытаться сформировать коалицию, и уже после этого решить все кадровые вопросы 

Что же касается того, боюсь ли я потерять место? Отвечаю – нет. Такая постановка вопроса была бы актуальной во время моего председательства в парламенте в 2002-м году – начале 2003-го года. Я прекрасно понимаю, что куда выигрышнее было бы сейчас критиковать. Но сегодня свою задачу вижу в несколько иной плоскости: сохранить все, что еще можно сохранить в стране. И желательно приумножить позитив, в том числе в работе правительства.


- Из этих же соображений необходимости сохранять стабильность вы не хотите предложенной рокировки вашего первого заместителя Александра Лавриновича на Адама Мартынюка? 

- В 2002-м была попытка переделить комитеты, это привело к затяжному конфликту в парламенте. И, пока не вернули все на свои места, Верховная Рада была парализована. То, что предлагается сегодня, означает повторить ситуацию в ее худшем варианте. У меня возникает вопрос: а что дальше? Если Рада уже не нужна, об этом надо прямо сказать. А я считаю, она нужна. 


- Вы высказывались против личного лоббирования в парламенте. Как вы сегодня относитесь к депутатам-предпринимателям, в том числе спасающим во время кризиса прежде всего собственный бизнес?


- Совершенно очевидно, что период первичного накопления капитала не является вполне законным, и Украина этот этап уже прошла, хотя и с большим опозданием. К большому сожалению, власть (государство) смотрит на бизнес, как на потенциального преступника, которого можно прижать. И для того, чтобы их не выдавили до последней капли крови, предприниматели находят себе крышу в парламенте. Я думаю, что часть людей приходит в парламент не от хорошей жизни, они ищут защиту. А те люди, которые свой бизнес полностью легализировали, скажем, продали свои активы с помощью вхождения в их бизнес иностранных компаний, себя обелили, защитили, и теперь им парламент не нужен. Они спокойно себя чувствуют под защитой международного права, по которому частная собственность является священной коровой. Полагаю, что необходимо еще некоторое время, чтобы парламент не был так щедро засеян представителями бизнеса, и чтобы понимание этими людьми своего предназначения стало цивилизованным. Должно быть встречное движение, если говорить без патетики. 


- А зарплату народным депутатам дали за январь?


- Не сыпьте соль на рану! 



- Как вы лично относитесь к избранию Президента парламентом?


Отрицательно, потому что кланы между собой договорятся, посадят кого-то на трон, а потом передоговорятся – снимут. Считаю, что мы бездарно проскочили этап, когда могли бы развиваться в условиях парламентско-президентской модели, когда можно было расширить возможности и ответственность всех институтов власти. Сегодня нам нужно усиливать персональную ответственность. Уверен, что мы будет возвращаться к тому, чтобы эта персональная ответственность ассоциировалась с президентом. Впрочем, она и сейчас ассоциируется. Я думаю, что акцент будет сделан на президентско-парламентскую форму правления. Кстати, должен заметить, что в периоды испытаний в любом государстве всегда доминирует глава государства, а в период более-менее стабильного развития доминирует парламент. Можно посмотреть на историю развития многих стран. Но есть и одна большая опасность. Сегодня происходит процесс сжатия экономики, который повлечет за собой процесс сжатия демократии. Нынче налицо стремления к принятию резких однозначных решений – это чревато предпосылками к авторитаризму. С одной стороны, нужна персональная ответственность – быстрые, адекватные действия, с другой стороны – без парламентского контроля можно потерять все те завоевания в плане демократии, которые были достигнуты. 



- Вы до сих пор не комментировали газовые договоренности Украины. По вашему мнению, кто выиграл, кто проиграл, чем это в дальнейшем обернется для страны? 


- Газовые договоренности – это данность, которую нужно принять. Можно сколько угодно дискутировать по поводу того, кто проиграл, но совершенно очевидно, что никто не выиграл. На мой взгляд, нужно ответственно думать о том, что будет с экономикой Украины и не будет ли разрушена промышленная основа востока Украины, являющаяся основой всей украинской экономики. И в целом следует оценить взаимоотношения Украины и России – в них далеко не все гладко. 


- Зачем летите в Брюссель? (10-12 февраля состоялся второй после Москвы рабочий визит спикера за рубеж – прим. «Профиля»)


- В последнее время Украина на внешней арене действует в условиях сужающегося поля. Это очень плохо. Мне кажется, что контакты на государственном уровне у нас в последнее время происходят по принципу не что нужно, а что достается. К большому сожалению, с 2006-го года у нас были резко свернуты парламентские контакты, парламент пребывал в состоянии перманентного кризиса. А сегодня просто нет экономических возможностей для частых международных визитов. Лечу в Брюссель для того, чтобы в первую очередь наладить контакты с Европарламентом и другими евроструктурами. Потому что у всех наших пяти политических сил нет разногласий именно по вопросу европейского вектора Украины. 


- А когда за рубежом спросят, почему в Украине президент с премьером не могут найти общий язык, что ответите?


- Да меня об этом уже не раз расспрашивали. Последним был глава норвежского парламента. Говорю: сложный период, ищем наиболее приемлемые решения, между первыми лицами идут эмоциональные обсуждения проблем, которые иногда не соответствуют общепринятым нормам политического поведения. Правда, думаю, коллеги не хуже меня знают, что у нас происходит. У нашего общества вообще большой запас живучести, наши люди приспосабливаются ко всему. И, казалось бы, сегодня нельзя жить в таких условиях, а они выживают. Людям нужно памятники ставить за то, что они еще терпят такую власть, которая занимается исключительно внутренними разборками. 


- Ежедневно на Вас смотрит четыреста с лишним человек. Как с энергетикой – они выкачивают у вас энергию или наоборот, подпитывают вас, вдохновляют?


- Вы знаете, можно ответить словами работников прилавков в советское время: как ни тяжело, но выносим…(смеется). Я скажу, что бывают такие дни, когда полностью эмоционально истощен. Приходится держать себя в руках: если даешь слабину, ею моментально пользуются. Зал – это коллективный психолог. Если он тебя завели, и ты не можешь остановиться, значит, тебя раскрутят по всей программе. Нужно учитывать, что сама архитектура нашего зала не рассчитана на то, чтобы в нем в течении дня пребывало такое скопление людей. Потому что негатив, который поднимается с мест, опускается потом на зал и такой пеленой по всему кругу его накрывает. Под парламентским куполом негативные эмоции не имеют выхода. Даже предлагали освятить зал. Но возник неразрешимый вопрос, представители какой конфессии это сделают?!.. Вообще я придерживаюсь принципа, который когда-то высказал один из американских президентов: «Если боишься жара, держись подальше от печки». Пришел работать – работай, не ной. То есть, выхода нет, кроме как самому себя приводить в рабочее состояние. Например, утром ехать в бассейн: вода очень хорошо снимает негатив, или поздно вечером париться до изнеможения. 


- Вы паритесь с кем-то из друзей-парламентариев?


Нет, у меня друзей среди парламентариев и политиков нет. Они могут быть только собутыльниками. К большому сожалению, политика зачастую разводит людей, делает врагами бывших единомышленников. 

Беседовали Алена Громницкая, Мария Старожицкая

журнал «Профиль» № 6 (75), 14.02.2009


Переглядів: 596 | Додав: narodnalviv
Copyright ЛОО Народної Партії © 2020