ЛЬВІВСЬКА РЕГІОНАЛЬНА ОРГАНІЗАЦІЯ НАРОДНОЇ ПАРТІЇ
Субота, 23.09.2017, 00:36
Меню сайту

Категорії каталогу
Всеукраїнські видання [11]
Матеріали з друкованих та електронних всеукраїнських ЗМІ
Місцеві ЗМІ [2]
Матеріали з друкованих та електронних місцевих ЗМІ

Форма входу

Пошук

Корисні посилання

Статистика

Всього онлайн: 1
Гостей: 1
Користувачів: 0

Головна » Статті » Матеріали ЗМІ » Всеукраїнські видання

Интервью Председателя Верховной Рады Украины, Председателя Народной Партии Владимира Литвина еженедельнику «Столичные новости»
Владимир Литвин: «Ситуация весьма тревожная»

Интервью Председателя Верховной Рады Украины, Председателя Народной Партии Владимира Литвина еженедельнику «Столичные новости» от 6 декабря 2011 г.

                                                              

Конец ноября — начало декабря в нашей истории отмечены особыми датами в судьбе страны. Как они повлияли на ее развитие? С каким периодом из истории Украины можно сравнить наше время? Что необходимо сделать, чтобы уменьшить социальное напряжение в обществе? Какова в этом роль парламента? На эти и другие вопросы в эксклюзивном интервью «СН» отвечает председатель Верховной Рады Украины Владимир Литвин

О датах и политике

— Владимир Михайлович, в эти дни мы отмечали 20-ле­тие всенародного референдума 1991 года, который фактически закрепил независимость Украины. Как вы, имея опыт этих двух десятилетий, оцениваете это событие?

— Как реализацию объективной предопределенности, обусловленной ходом событий. Ибо все империи рано или поздно распадаются. А Советский Союз был империей. И в это понятие не обязательно вкладывать негативный смысл. Хотя все эти годы активно муссировались аргументы в пользу объективности развала СССР и появления на его просторах 15 независимых государственных образований, сейчас политики крупного калибра и те, которых раньше презрительно именовали советологами, начинают убеждать в обратном, утверждая, что объективных причин для распада Советского Союза не было.

Раньше все было понятно: две сверхдержавы, сдерживающие друг друга. И в процессе этого сдерживания не было вызывающе варварских действий, которые мы наблюдаем начиная с конца 80-х — начала 90-х годов. А потом вместо двух сверхдержав осталась одна, которая диктовала всему миру, что такое хорошо, а что такое плохо. Это тоже усиливало нестабильность. Теперь же возникает много центров влияния и силы. И это усложняет достижение консенсуса и определение мирового порядка. Отсюда, очевидно, ностальгия по прошлым временам, в том числе и со стороны разрушителей Советского Союза.

— В конце ноября Украина отметила также и скорбную дату — День памяти жертв Голодомора. Что для вас как политика, историка и гражданина означает понятие «Голодомор»?

— Это был геноцид против народа Украины. Заметьте разницу в терминологии — «народ Украины» и «украинский народ». Первый термин употреблялся до того момента, когда наша страна стала независимым государством. А в Конституции Украины уже фигурирует второй термин. Это был геноцид, но, к большому сожалению, на этой трагедии пытались выстраивать линию утверждения Украины как государства, стараясь превратить ее в одну из основ государственности. Более того, геноцид пробовали перевести в этноцид. Делалось это для того, чтобы сказать, что уничтожались только украинцы. Нельзя умалять трагедию людей других национальностей, ставших жертвами Голодомора. Пострадали и русские, и поляки, и евреи, и представители других народов, живших в то время в Украине. Но, естественно, больше всех украинцы.

Поэтому для меня лично это не только память, но и очень жестокий урок — мы не должны выстраивать нашу историю исключительно на трагедиях. С нацией, которая пытается снискать любовь только за счет того, что ее унижали и уничтожали, в наше эгоистическое время никто считаться не будет.

— Семь лет прошло после известных событий конца 2004 года — Майдана, «оранжевой революции». Что, на ваш взгляд, происходило тогда в Украине и как это отразилось на развитии страны?

— По этому поводу я скажу то, что, может быть, не всем понравится. Народ, живущий в недемократическом государстве, не имеющий возможности вынудить власть реализовать его волю, уставший от этой власти, имеет право на государственный переворот. А это и был государственный переворот, который (в случае удачного исхода) называют революцией. В принципе, это было стремление осуществить прорыв к демократии. Но чаяния людей и обещания власти не оправдались. Страна была отброшена как минимум на пять лет назад. Я теперь думаю, что если бы тогда было принято другое решение и состоялся бы не третий тур выборов президента, а прошли повторные выборы, возможно, страна имела бы другую ситуацию, иное качество, не было бы безвозвратно потеряно пять лет.

О количестве, перешедшем в качество

— В одном из наших интервью вы сравнивали период противостояния президента Ющенко и премьера Тимошенко с определенным периодом из истории Украины, а именно с Руиной. С каким периодом нашей истории могли бы сравнить нынешнее время?

— С началом двадцатого века, периодом второй украинской революции на угасающем ее этапе. Нужно откровенно сказать, что сегодня Украина имеет в большей мере формальный суверенитет. И ее упорно пытаются поставить в ряд государств, которые являются не субъектами, а объектами международной политики. Мне не нравятся попытки уйти от услужения одной стране, чтобы попасть в услужение к другой. Хрен редьки не слаще.

Украина опять поставлена перед очень сложным выбором и тяжелейшим испытанием. Или она сможет доказать свою способность принимать самостоятельные решения (иногда и ошибочные, но самостоятельные), или будет вынуждена жить «под диктовку».

— Сегодня воздух пропитан тревожными ожиданиями народного бунта. Как в столице, так и в регионах проходят акции протеста «афганцев», «чернобыльцев», предпринимателей. Что, на ваш взгляд, нужно сделать, чтобы уменьшить социальное напряжение в обществе?

— Ситуация весьма и весьма тревожная. Тем более что для этих протестов есть правовые основания — и у них есть социальная база. Закрывать на это глаза преступно. Количественное накапливание недовольства перешло в качество. А качество материализуется испытанным способом — бунтом.

— А почему прорвало именно сейчас?

— Да потому что людей два десятка лет и даже больше держали на обещаниях. Раньше это было делать легче, потому что мы еще жили на материальном запасе и по принципам идеологического государства, когда идеология в какой-то мере заменяла людям материальное благосостояние. Как было в советский период? Мы бедные — зато первыми полетели в космос, у нас в дефиците многие продукты и товары — зато уже в 80-х будем жить при коммунизме и т. д. Идеологическая составляющая была резко обрушена, и взамен провозгласили общество потребления. Все идеалы, все герои дискредитированы. До всеобщего благоденствия далеко. Конечно, люди не хотят с этим мириться.

К этому добавилось еще одно обстоятельство. Раньше задекларированные социальные льготы, существовавшие на бумаге, не выплачивались всем одинаково. В последнее время появились предприимчивые дельцы, которые, хорошо разбираясь в социальном законодательстве, рассказывают, например, «чернобыльцам», что они должны получить по 700—800 тысяч «недоплаченных» гривен, а пенсии им положены по 20—30 тысяч гривен. И закручивают целую карусель по принятию соответствующих судебных решений. Таким образом, одни «чернобыльцы» при помощи небескорыстных помощников — адвокатов и судей — «выбивают» (и, заметьте, вполне законно) себе огромные пенсии, а другие такие же «чернобыльцы» получают пенсии в десятки раз меньше. Естественно, такая ситуация привела в движение целые пласты общества. Руководству страны следует честно разъяснить людям возможности страны, ее финансово-экономическое положение, рассказать, что власть собирается делать с выплатами в следующем году. Может быть, стоит часть перевести на государственный долг. Власть должна открыто рассказать все как есть, чтобы не позволять и дальше гулять всяческим домыслам…

— На которых, кстати, некоторые политики пытаются сделать себе имя и въехать за счет этого в будущий парламент…

— Скажу больше: конек таких политиков — показушные требования о сокращении расходов на государственный аппарат. Да, расходы на государственную деятельность необходимо сжать до минимума. Но, во-первых, это не должно повлиять на качество управления государством, а во-вторых, сэкономленная сумма будет просто мизерной по сравнению с масштабом проблем в социальной сфере. Ведь, для того чтобы в одночасье выполнить все социальные обязательства государства, нужен как минимум еще один государственный бюджет.

Я исхожу из того, что это проблема не только нынешней власти, но и оппозиции, которая еще вчера была властью. Мы все вместе обязаны найти ее решение. А сделать это очень сложно, потому что сегодня крайне низкий уровень взаимопонимания между властью и обществом — потеряно доверие. В первую очередь, всем нужно осознать, насколько опасно перейти последнюю черту. От этого всем будет хуже. Если не остановить всепоглощающую внутреннюю борьбу, Украиной будут руководить извне.

Об ответственности выбора

— Знаю, что вы недавно встречались с новоизбранным председателем Федерации профсоюзов Украины Юрием Куликом и достигли определенных договоренностей, в том числе и по участию представителей профсоюзов в заседаниях парламентского Согласительного совета...

— Да, это так. Считаю, что нынче профсоюзы как никогда нужны, но они должны научиться работать в новых условиях. Ведь с советских времен профсоюзы в вопросах социальной защиты людей имели дело с государством. Сейчас требуется умение работать с частным собственником, то есть в условиях рынка, если хотите — капитализма. Кроме всего прочего, нужно провести прозрачную инвентаризацию проф­союзной собственности и публично сказать, что есть, а что должно быть и как сделать так, чтобы эта собственность эффективно использовалась. Во время встречи с руководителем Федерации профсоюзов Украины я подтвердил готовность ВР к сотрудничеству с учетом реалий сегодняшнего дня.

— А на каких принципах?

— Прежде всего, на том принципе, что любой законодательный акт должен получать экспертизу гражданского общества. А профсоюзы — один из мощнейших институтов гражданского общества. Я лично всегда обращаю особое внимание на общественное мнение по поводу того или иного законопроекта или уже принятого закона. Депутаты и представители власти могут ошибаться. А люди выражают ту точку зрения, которую нельзя игнорировать. Это основное направление сотрудничества между парламентом и профсоюзами.

— Что бы вы в это непростое время пожелали нашим читателям и всем гражданам Украины?

— Для того чтобы изменить ситуацию к лучшему, нужно упорно трудиться. Вы же посмотрите — страна у нас не работает. Убежден, что, имея руки, ноги, здоровье, человек может и должен работать, чтобы содержать себя и свою семью. И быть ответственным, когда выбирает власть. У нас ведь голосуют не за кого-то, а против. Делая выбор, нужно не поддаваться эмоциям, а трезво мыслить, чтобы потом не жалеть о принятом решении.

Беседовал Алексей Петруня,

Еженедельник «Столичные новости», 6 декабря 2011 г.

http://cn.com.ua/ru/article/9153

Категорія: Всеукраїнські видання | Додав: Milana (07.12.2011)
Переглядів: 542
Copyright ЛОО Народної Партії © 2017